истории

«Это устойчивая модель бизнеса». Владелец крупнейшего в России «Циферблата» — о том, как всё работает

Свободное пространство «Циферблат» в Ростове-на-Дону — самое большое заведение в России под этим брендом: оно занимает два этажа и двор старинного особняка в центре города. За пять лет его владелец Михаил Чуранов вывел проект в устойчивый рост, и сейчас «Циферблат» уверенно превращается в одну из главных культурных площадок города. Мы поговорили с Михаилом о специфике бизнеса, особенностях аудитории и о культурных задачах проекта.

Как «Циферблат» появился в Ростове? С чего всё начиналось?

— «Циферблат» — это франшиза, автор идеи — Иван Митин. Она родилась в Москве, когда ребята занимались другим проектом — «Стихи в кармане». Им нужно было место для встреч и обсуждения рабочих моментов. Иван с друзьями ходили по всяким кафешкам и кофейням, и оттуда их гоняли — потому что они утром приходили, заказывали какой-нибудь чай и сидели до вечера. Им очень плавно намекали, что нужно что-то заказывать.

Ребята чувствовали себя некомфортно, и, поскольку никто из них не имел возможности снимать офис или встречаться у кого-то дома, они подумали — почему бы не снять какое-то помещение и предложить всем, кто занимается какими-то подобными вещами, кому нужно место для встреч и обсуждения рабочих моментов, приходить и участвовать в его аренде? Это было в 2010 году.

Так в Москве открылся «Дом на дереве»: очень смешной «офис» на втором этаже жилого дома, вход туда был по винтовой лестнице. Там был достаточно унитарный ремонт — не было ничего. Людям очень понравилось: они приходили, сидели там целый день. В небольшую комнату набивалось огромное количество человек — и не всем приходящим хватало места.

В то же самое время у ребят были проблемы с оплатой. Там стоял такой чемодан, в который все скидывали деньги, оплату от каждого никто не проверял. Поэтому кто-то мог просидеть целый день и заплатить 10 рублей, кто-то — 100 рублей, в зависимости, скажем так, от порядочности. Но в общем-то, тех денег, которые приходили, хватало на аренду, оплату коммунальных услуг и всего остального.

Тогда ребята задумались: а давайте сделаем проект уже более структурированный! Они сняли помещение на Покровке (сейчас этот «Циферблат» ещё существует — он, правда, уменьшился в размерах, потому что изначально занимал целый этаж исторического здания), ввели оплату по времени — то есть зафиксировали, что минута стоит рубль, ввели идею с будильниками для гостей — и таким образом началась история «Циферблата».

циферблат ростов
Михаил Чуранов в ростовском «Циферблате».

Я правильно понимаю, что формат антикафе — в противовес классическому коворкингу — придумали в России?

— Именно так. И давайте ещё раз определимся с терминами. Есть «Циферблат» — это свободное пространство. «Циферблат» никогда не был антикафе, мы не используем такой термин, мы его даже не любим.

А кто этот термин придумал?

— Придумал его на самом деле Иван Митин, к сожалению (смеётся). Когда «Циферблат» появился, многие люди заинтересовались и стали писать — «мы тоже хотим открыть такое заведение, давайте вы нас научите или продадите какую-нибудь франшизу…». Это было точное попадание в ожидания людей. И поскольку всё происходило в Москве, где очень быстро идут процессы, подобные заведения стали расти как грибы.

«Циферблат» имеет определённую философию, идеологию, это не просто бизнес, а скорее социальное предпринимательство. Как говорит сам Ваня Митин, «это социальный эксперимент, в котором участвуют все его участники».

Было заведение «Бабочки» на Павелецкой, которое обратилось к Митину за открытием франшизы. Он, поговорив с владельцами, понял, что они движутся не в том направлении, что «Циферблат», отказал — и таким образом родились первое антикафе и сам термин антикафе.

Так и в чём разница?

— Разница в сути. Понимаете, вот вы приходите в магазин. У всех магазинов одна модель ценообразования, но разница между ними огромная: вы можете прийти в секонд-хэнд за одеждой, или можете прийти в какой-то бутик за тем же. Ценообразование у них одинаковое: вы платите рубли и получаете одежду, а разница гигантская.

Антикафе — это лёгкая модель бизнеса. Если помните, было время, когда антикафе росли прямо на глазах. Почему? Потому что казалось: окей, мы арендуем сейчас помещение в 100 квадратов недорого, поставим туда мебель из «Икеи», сделаем чай в пакетиках и поставим кофе-машину за 15 тысяч рублей. Когда эти заведения потом продавались, в объявлениях писали — вот, ещё в рекламу можете чуть-чуть вложить, и «народ побежит».

А народ не бежит. Почему? Потому что людям нужно не просто место отдыха, где они могут посидеть на икеевской мебели, им нужно нечто другое – наполнение.

И успех подобного заведения зависит от очень многих моментов. От того, какие вы организовываете мероприятия. Кто у вас ведущий. Какие работают ребята, какая у них идеология, какие у них глаза, как они смотрят, о чём они думают, как говорят. Какая обстановка, интерьер. Если видите — у нас много раритетной мебели, которую мы собирали и в России, и даже в Европе. Это достаточно сложный процесс, выходящий за модель антикафе как лёгкого бизнеса.

И основное — это, конечно, идеология. Если вы открываете антикафе, то у вас идея: вот я сейчас что-то такое сделаю и буду зарабатывать ни на чём. Идея очень простая — и ни одна такая идея не выживает.

циферблат ростов

«Циферблат» с антикафе объединяет лишь модель ценообразования, то есть оплата у нас идёт по времени, в остальном же — ничего общего. А вы были в антикафе?

Да, несколько лет назад.

— И как у вас ощущения?

Примерно то же, что вы рассказываете. Приходишь и тупишь.

— Вопрос, почему я должен находиться в антикафе и платить за это деньги, остаётся без ответа (смеётся).

Для нас антикафе играют очень плохую роль, потому что люди, которые были в таких местах или что-то про них слышали, при разговоре о «Циферблате» говорят — нет-нет, это антикафе, не хочу. Некоторых людей друзья прямо силой затаскивают в «Циферблат», говорят — тебе надо посмотреть! Те заходят и отвечают: а, ну да, это другое, это же не антикафе — всё, мне нравится, я буду ходить (смеётся).

Антикафе ещё живы или всё схлопывается?

— Сейчас идёт новая волна: чтобы выживать, они решили объединиться с кальянными. Я знаю в Ростове два антикафе-кальянных. Вы туда приходите, оплата идёт по времени, и в эту оплату входит ещё и кальян — то есть фактически люди туда ходят очень дёшево покурить кальян. Поскольку я не курю, не могу разделить их увлечения, но предполагаю, что кальян при стоимости 2-3 рубля в минуту будет не самый лучший.

Возможно, если бы я был бы таким суровым бизнесменом, я бы создал антикафе-вейперную. Это то, что просится сейчас. Через 2-3 года это тоже закончится, когда пройдёт популярность, конечно — но сейчас антикафе-вейперной ещё нет.

Вот кто-нибудь прочтёт и появится.

— Пожалуйста! У меня таких планов нет, идею дарю (смеётся).

И ещё один момент. Нас с антикафе объединяет модель ценообразования — но мы легко можем поменять эту модель: ввести оплату не по времени, а, допустим, за кофе и сладости, ввести оплату за мероприятия — подобрав таким образом цифры, чтобы они соответствовали среднему чеку. Мы не проиграем, не выиграем, просто перейдём на другую модель ценообразования. Суть «Циферблата» как культурного центра при этом не изменится.

циферблат ростов


Насколько я помню, сейчас в мире работает 16 «Циферблатов».

— Порядок цифр такой, да. И ещё несколько находятся в стадии открытия.

На юге ещё откроется где-то?

— В Краснодаре у нас подразумевается, и даже был договор об аренде, но там в последний момент у собственника не хватило денег на ремонт, и сейчас идут поиски помещения. Краснодар ждёт «Циферблат».

Сюда не ездят посидеть?

— (смеётся) Специально не ездят. Ездят общаться по поводу открытия подобных заведений: периодически звонят, просят о консультации и приезжают из разных городов. Я рассказываю, мне не жалко.

Как вы решили открыть именно «Циферблат»?

— Я какое-то время жил в Москве — 6,5 лет, хотя я родился в Ростове и вырос тут. В Москве в определённый момент я подустал от больших корпоративных проектов: захотелось сделать что-то, с одной стороны, для души, а с другой — чтобы это приносило деньги для меня и моей семьи. Я искал проект, с которым я буду больше жить: меня печалило разделение времени на работу и отдых. И, в общем, так и получилось: я нашёл «Циферблат», познакомился с Ваней Митиным. Когда мы открывали ростовский «Циферблат», у меня был партнёр — Дмитрий Буйкин, вряд ли я смог бы без него всё запустить. По крайней мере, это было бы сильно сложнее.

Я прилетел сюда, вошёл в эти стены: здесь были бетонные полы, а на стенах — обои. Раньше это были квартиры. Был инвестор, который все их выкупил, перевёл помещение в нежилой фонд и сдаёт теперь в аренду.

циферблат ростов

Ростовский «Циферблат» уникален, такого заведения под этим брендом нет нигде — ни в России, ни в мире. Все «Циферблаты» похожи на наш второй этаж: много столиков, диванчиков, место для встреч, коллабораций, учёбы, работы, настольных игр, концертов и небольших мероприятий, а также кухня и фортепиано. В нашем же «Циферблате» два этажа: нижний, на котором мы с вами находимся, и верхний — там размещены три зала для мероприятий. Суммарная площадь этажа 180 квадратных метров.

Мы проводим очень много мероприятий, от 3 до 10 каждый день. Основная работа — именно мероприятия. Это очень сложно: каждое мероприятие нужно обсудить с ведущим, договориться, написать описание, во всех социальных сетях пригласить людей, собрать их, проконтролировать, что тема хорошо соблюдается, что мероприятие качественное. И каждый день мы это делаем от 3 до 10 раз. Поэтому мы и являемся культурным центром в большей степени, чем другие «Циферблаты» — и в большей степени, конечно, чем антикафе.

Это изначально планировалось?

— Да, это изначально планировалось. Модель культурного центра была изначально заложена в ростовском «Циферблате».

Сначала мы открыли второй этаж, потому что были очень сильно не выдержаны сроки по ремонту. Всё растянулось на несколько месяцев, и когда уже можно было открыть — мы взяли и сложным решением запустились. Пока мы работали на втором этаже, шёл ремонт на верхнем этаже: он открылся месяца через два, и через такое же время у нас открылся парадный вход с Соколова. Раньше вход был вообще через двор. Всё это — конец 2012 года.

То есть «Циферблату» скоро исполнится пять лет.

— Да, в августе будет пять лет с тех пор, как я впервые зашёл в это помещение.

Сколько вы потратили?

— Пять миллионов до выхода на операционную безубыточность, когда месячная выручка превышает операционные расходы. Первые месяцы были очень убыточными, максимальный убыток по месяцу достигал 280 тысяч. Это было очень экстремально и совсем не запланировано: мы повлезали в кредиты, а когда нам больше никто в кредит не давал, я даже продал свою машину. Когда стало понятно, что платить больше не из чего — в тот момент мы и вышли в ноль.

Как быстро это произошло?

— За несколько месяцев, не помню точно. Ну точно не два года.

И в итоге всё вышло в плюс?

— Да. «Циферблат» — это устойчивая модель бизнеса. По крайней мере, ростовский — я не вижу статистику и бухгалтерию других заведений сети. Думаю, есть и успешные «Циферблаты», и те, которые ходят около ноля.

«Циферблаты» закрывались?

— Да, закрывались. На старте, когда их открывалось много, там был и Ваня Митин, и его партнёры. Потом они расстались, и партнёру, который вышел, достались какие-то «Циферблаты», но он не смог ими управлять. Точно закрылись «Циферблаты» на Пятницкой в Москве и на Украине.

Там, насколько помню, их было два.

— Был в Одессе — там он закрылся. Владельцы не соблюдали выплаты роялти, была информация, и в итоге они сами закрылись. В Харькове тоже закрылся, сейчас, по моим данным, они сменили вывеску и начали продавать алкоголь. И ещё работает в Киеве, с ним всё в порядке.

Какая у вас посещаемость сейчас?

— Несколько тысяч человек в месяц. Зимой у нас был пик до 6,5 тысячи человек. Зима для нас сезон. Летом посещаемость снижается, может падать в два раза.

Мы работаем на очень маленьком чеке — ну представьте, 300 рублей, которые вы платите за 2 часа. В это входят чай, кофе, какие-то сладости, мероприятия. Допустим, вы приходите в кафе и покупаете там капучино, будем считать, за 140 рублей. Вы обязательно купите какой-то десерт — примерно столько же — и вот уже эти 280 рублей, которые вы потратили за 15 минут.

циферблат ростов

У нас по статистике гость выпивает 1,6 чашечки кофе. И когда нам говорят — мол, мы будем организовывать мероприятие, но наши гости не пьют кофе — я говорю: «Ну вы лично не пьёте, а другой выпьет три чашки» (смеётся). Мы считаем достаточно неплохо всё это. Некоторые молодые гости успевают выпить и по семь.

И вот давайте возьмём 140 рублей за среднюю чашку капучино, умножим на 1,6 и получим 224 рубля — это только наш расход по кофе. Организация мероприятий тоже занимает много усилий команды.

Такой низкий чек возможен только при большом количестве людей. Потому у нас такой большой «Циферблат» — иначе модель не будет работать.

Если вы открываете культурный центр площадью 70-100 квадратных метров — ничего не сработает. Вот последнее антикафе, которое закрылось в Ростове, «Джеффри». Вроде бы ребята старались, я к ним туда заходил, смотрел: просто при их площади и их аренде невозможно вывести такой проект в прибыль, даже если они понимают идеологию, организуют правильно мероприятия, даже если у них правильный персонал.

Плюс у нас центр города — представляете, какие тут платежи? Два этажа исторического особняка, двор… Это очень много. Только коммуналка у нас под 50 тысяч.

Какая у вас структура расходов?

— У нас очень жёсткий бюджет. «Циферблат» очень многое получает бесплатно, люди сами приносят в подарок. Вот, например, фортепиано Bekker, сто лет ему — нам его подарили. Очень много книг и мебели подарено людьми, предметов интерьера. Кроме того, все основные поставщики работают с нами по нерыночным ценам.

За счёт чего?

— За счёт того, что иначе бы мы не выжили (смеётся). Они разделяют идеологию, им нравится наш проект, они готовы работать с нами с меньшей рентабельностью. И за счёт этого в том числе мы можем существовать.

То есть идеология становится серьёзным экономическим фактором.

— Да, нас поддерживают очень ощутимо. Благодаря самой сути проекта мы можем получать эксклюзивные цены. Например, по молоку недавно договорились на очень выгодные условия. У нас поставки молока — 600 литров в месяц, и, скажем, 1 рубль разницы — это уже 7200 рублей в год. То же самое с кофе: у нас очень хороший поставщик, которого мы всем рекомендуем, и, мне кажется, таким образом он тоже имеет выгоду.

циферблат ростов

Насколько вы независимы от головной компании?

— Очень сильно. Это особенность «Циферблата»: каждое заведение сети идёт своим путём и развивается немножко по-другому. Есть, само собой, общие критерии — скажем, нельзя продавать алкоголь, или приходить пьяными, или ругаться — но они настолько логичны и являются частью нас, что у нас нет каких-либо проблем с Global Team. Наоборот, мы иногда сами говорим: смотрите, вот этот «Циферблат» делает что-то недопустимое, он нарушает концепцию сети, нужно срочно ему запретить! (смеётся) Мы сами являемся носителями этой идеологии.

Во всём остальном — как нам развиваться, что нам делать, как использовать фирменный стиль, какие создавать мероприятия, каких людей нанимать, как управлять маркетингом — у нас нет никаких ограничений. Но, с другой стороны, нет и помощи. Это палка о двух концах. Нам нравится идти собственным путём.

Периодически мы собираемся всеми «Циферблатами» и делимся открытиями — кто что придумал и реализовал. На данном этапе это очень успешная модель. Может быть, дальше потребуется какая-то стандартизация для всех-всех «Циферблатов», но сейчас эта модель более успешна.

У нас есть роялти. Мы платим определённый процент с выручки. С этим ничего не сделаешь, потому что у Global Team — свои задачи и затраты.

В предложении потенциальным франчайзи на официальном сайте «Циферблата» расписана большая помощь от головного офиса на старте. Как это работает?

— Когда вы открываете «Циферблат», помощь франчайзи сложно недооценить. Она огромная. Открыть «Циферблат» без помощи франчайзера невозможно, потому что вы допустите все первые ошибки, которые все допускают, в итоге у вас получится антикафе и вы закроетесь.

На старте они делают огромную работу по помощи в выборе помещения, интерьера, с закупкой мебели, основными контрактами, с наймом первого персонала, с тем, как правильно презентовать себя в социальных сетях, как правильно создавать мероприятия, афиши, как приглашать людей на эти мероприятия… Эта огромная работа на старте — великолепна. А дальше вы уже сами занимаетесь всем этим. Но если есть какие-то вопросы, всегда можно обратиться в Global Team — сказать, мол, вот, мы что-то не понимаем. Мы, правда, уже хорошо всё понимаем и не обращаемся (смеётся).

У нас была первый управляющий ростовского «Циферблата» — Наталья Енокьянц. Когда стало ясно, что она перерастает эту должность, мы передали её в Global Team — и это тот человек, который сейчас курирует все «Циферблаты» в мире. Она ездит на все открытия: вот, например, последнее открытие состоялось в Монголии. Наталья командируется из Ростова, приезжает в Монголию — и через месяц-два там открывается «Циферблат». Это магия (смеётся). Вот такой человек в Ростове у нас есть — так что сказать, что нас контролирует какой-то загадочный Global Team… Global Team вот у нас тут сидит (смеётся).

В Ростове очень хорошие люди. Наталья — одна из тех, кто делает очень многое для всех «Циферблатов» в мире.

циферблат ростов


Давайте поговорим о городе, людях и местной специфике. Что вам мешает, чего не хватает, что хотелось бы изменить?

— Я разговаривал с кем-то в «Циферблате», меня спросили: «Миша, вот ты вернулся в Ростов, и как тебе люди, нравятся?». Я ответил: «Да, нравятся, тут такие классные люди». Они говорят: «Тебе нравятся люди в Ростове, потому что ты за двери “Циферблата” не выходишь» (смеётся). Ты, мол, людей ростовских не видел.

Может быть, частично они правы, и меня это даже устраивает. «Циферблат» очень долго собирал свою аудиторию. Здесь действительно люди другие: вы приходите и понимаете — здесь как-то по-другому. Мы относимся к каждому человеку как к личности, мы видим каждого человека, мы общаемся очень неформально. У нас нет шаблонного общения, “обслуживания”.

Мы долго завоёвывали своё место под солнцем, долго говорили — «”Циферблат” — он такой», и нас не могли понять. А потом приняли, оценили. Сейчас очень мало людей в Ростове не знают о «Циферблате».

Конкуренции, конечно, нет?

— Нет.

Это развязывает руки?

— Ну как развязывает. Это настолько сложный проект, что никто другой не может его сделать. Но даже если и сможет — потянет ли Ростов два «Циферблата»?

Я так понимаю, вы за пять лет уже выгребли всю возможную аудиторию.

— Мы продолжаем работать в этом направлении. Наша аудитория взрослеет, нам это очень нравится. Появляется новая аудитория, студенты, которые приезжают в Ростов учиться. Идёт обновление, и мы нашу аудиторию всегда расширяем.

Ростов — особенный город, но наш сектор людей есть в любом городе. В Ростове он достаточно большой, чтобы мог жить и существовать такой проект как «Циферблат».

циферблат ростов

Если говорить про взросление аудитории: вы перестраиваетесь или в какой-то момент повзрослевшую аудиторию теряете?

— Наша аудитория сейчас взрослеет всё время. Мы организуем более сложные мероприятия. Мероприятия формируют аудиторию: если мы начнём заниматься мыловарением, сделаем упор на настольные игры и добавим кальяны, мы аудиторию поменяем за месяц.

Есть и кризис, который никто не отменял. Мы видим, что у нас упало количество гостей, но вырос средний чек. То есть люди стали проводить у нас больше времени. Получается, какую-то часть гостей мы всё же потеряли — тех, у кого не остаётся денег на «Циферблат» и другие места, но при этом у нас выросла часть людей, которые ценят «Циферблат» и готовы больше уделять нам своего времени.

Эта перестройка не слишком критична для вас оказалась?

— Это нас сбалансировало. Количество гостей уменьшилось, но увеличился средний чек. С мая у нас вышел новый маркетолог, очень талантливый человек, мы стали делать афиши мероприятий на месяц, и каждый месяц у нас теперь особенный.

Скажем, прошлый месяц был посвящён встречам с интересными людьми: изюминкой всего месяца была встреча с [психологом Михаилом] Литваком, на которой присутствовало более 200 человек. Мы даже не знали, что зал «Циферблата» вмещает столько людей — я думал, максимум 120. Этот месяц [июль] у нас музыкальный. Например, скоро будет Шым из «Касты» рассказывать о музыке, Пименов из ППК [эти встречи прошли 30 июля в рамках фестиваля «Музыка города» — прим. «Тютины»]. Где вы ещё с ними пообщаетесь лично?

Ну, я знаю пару баров, где их можно встретить.

— Ну вообще да (смеётся).

циферблат ростов
Михаил Епифанов (Шым) из группы «Каста» на фестивале «Музыка города» в «Циферблате», 30 июля 2017 года.

Я так понимаю, мероприятия — одна из точек роста сейчас?

— Да, мы всё более профессионально начинаем этим заниматься. Начинаем понимать, какие мероприятия нужны, как создавать интереснее и сложнее. Сейчас мы создаём на стандартных условиях — просто платите за время, но в будущем, наверное, у нас будет более высокий чек, что позволит делать более интересные вещи.

Какие ещё точки роста видите и куда стратегически вы движетесь?

— У «Циферблата» нет такого. Вот, например, видите — напротив нас аптека? В каком стратегическом направлении движется аптека? У неё задача — иметь широкий ассортимент, предлагать нужные товары по доступным ценам.

Миссия «Циферблата» — повышение культурного уровня людей, и культура здесь воспринимается в самом общем значении.

То есть вы, может быть, не знаете наизусть стихи Роберта Рождественского, но вы воспринимаете некоторый культурный стиль: стиль общения, стиль отношения друг к другу, соблюдения личностных границ, некоторый стиль по вашим увлечениям. И вот таких людей мы привлекаем в «Циферблат», мы знакомим их друг с другом. Люди здесь обрастают единомышленниками: у вас появляется огромное количество знакомых и в будущем друзей, появляются новые интересы.

«Циферблат» — это некоторая прослойка между начальными увлечениями людей и большим искусством.

Инкубатор то есть.

— Что-то такое. Самая-самая начальная прослойка. В «Циферблате» легко, свободно, здесь определённые люди, и тут можно познакомиться с вашими единомышленниками и какими-то новыми направлениями культурно-образовательной тематики. Вот та ниша, которую мы занимаем, та цель, которой мы следуем.

Это ежедневная работа, здесь не может быть стратегических целей. Мы занимаемся скорее тюнингом.


циферблат ростов
Иллюстрация: Алексей Кошелев для «Тютины».
город

Как купить билеты на матчи ЧМ-2018 в России. Разбираемся вместе

истории

«Искусство тоже выбирает, кому понравиться». Интервью с главным дирижёром Ростовского симфонического оркестра

истории

Как строили новый ростовский аэропорт. Фотохроника