истории

«Люди перестали фантазировать». Интервью с продюсером «Большого космического путешествия казаков с армянами»

О сериале «Большое космическое путешествие казаков с армянами», который задумал снять ростовский продюсер Сергей Пименов, на федеральном уровне заговорили после нашей мартовской публикации. Специально для «Тютины» Пименов рассказал новые подробности проекта — и заодно порассуждал о важности региональных историй и настроениях в тяжёлые времена.

В десяти эпизодах «Большого космического путешествия казаков с армянами» зрителю покажут историю любви, основанную на сюжете романа Михаила Шолохова «Тихий Дон». Действие задумано в фантастическом антураже: казачьи земли будут дрейфовать в открытом космосе, казаки на конях — двигаться через подпространство, а армяне откроют торговлю с инопланетянами.


Давайте поговорим для начала про этот шум, который поднялся вокруг казаков с армянами. Он что-то принёс кроме публикаций? Может, какие-то предложения?

— По крайней мере, у нас теперь есть четыре армянских актёра (смеётся).

Они сами на вас вышли?

— Да, мне звонят из Армении второй день.

Похоже, в Армении эта идея отлично зашла.

— Мне кажется, да. Звонили из информагентства PanArmenian сначала, а потом актёры писали, звонили. Есть уже человек, который присылает всякие справочные материалы — например, про армянских космонавтов, про науку Армении.

Каких-то денежных предложений не поступало — но я, в общем, изначально всё это понимал. Пока мы не сделаем какой-то трейлер, не напишем весь сценарий, мне кажется, нет смысла даже думать в этом направлении. Всё идёт как мы планировали — просто вот эта спецоперация немножко ускорила процесс. Сейчас у нас в планах — снять трейлер, и потом уже с трейлером и сценарием двигаться дальше.

И когда ждать трейлер?

— Съёмки будут 6-7 мая на Шермиции — этноспорт донских казаков и одноимённый фестиваль, который традиционно проходит в станице Старочеркасской в начале мая. В 2017 году Шермиции состоятся 6 и 7 мая., и дальше зависит от того, что снимем. Я думаю, к концу мая сделаем трейлер. Мы сейчас уже планируем полноценные съёмки для сериала, Максим Ильинов влился к нам в коллектив мощно. Ты видел рисунки?

Да, там на стиле всё.

— Вот. Он рисует 30 кадров, раскадровку первой серии, и мы от этого отталкиваемся. И дальше уже поймём, что и как будем снимать.

А как казаки вообще к идее отнеслись? Я видел не особо доброжелательные отзывы.

— Ты знаешь, это вообще такой вопрос… Как отнеслись казаки и как отнеслись армяне. Это же не общая масса какая-то — вот казаки, вот армяне. Это всё люди. Есть армяне, которым не понравилось, есть казаки, которым не понравилось. Больше того — я думаю, есть и грузины, евреи, немцы, поляки… Здесь прежде всего не по национальности делится — понравилось, нет — а по уровню чувства юмора, мне кажется.

Сначала, когда мы эту идею только оформили, мне было понятно, что это смешно. Вся идея — она в заголовке, в названии. Идеальный заголовок получился!

Я специально такое длинное, странное название придумал, потому что его невозможно забыть. И люди, у которых есть чувство юмора — они сразу врубаются, что эту историю можно сделать очень смешно и очень масштабно.

Я большой поклонник KLF, это британские музыканты, мистификаторы. У них есть много книжек на тему, как в шоу-бизнесе создавать такие информационные штуки, которые сами себя раскручивают. В общем, я по книжке всё делаю (смеётся). Причём уже не первый раз.

Это ни в коем случае не какая-то там унизительная бредятина. Мои друзья армяне, которые меня хорошо знают, они все ржут в голос. Максим говорит, что атаманы тоже ржут.

Такой проект — это же в принципе очень региональная штука. Армяне, казаки — отъедешь чуть дальше, уже никто ничего не поймёт.

— Ну в общем-то, даже в Ереване не все понимают (смеётся).

Да. Чисто ростовская, донская история. Мне кажется, делать что-то в регионах — это всё ещё не модно…

(перебивает) Слушай, я могу сразу ответить. Я ждал этого вопроса.

Например, фильмы Trainspotting и Trainspotting 2. Это очень жёсткая региональная штука, засратая Шотландия. Я был в городах, в которых действие происходит, и скажу — там то же самое [что в фильме], там рабочие кварталы. Но в Великобритании никому не приходит в голову, что шотландское кино не может быть популярным в мировом масштабе.

У нас же страна ввиду своих размеров вся к Москве привязана — и, в принципе, всё, что не Москва, то провинция. Следуя такой логике, вообще кино снимать не надо нигде, кроме Голливуда. А для Голливуда что Ростов, что Москва — абсолютно одно и то же: Ростов, может, ещё и ближе [к Лос-Анджелесу] будет.

Поэтому я вообще по этой теме не парюсь. Какая бы это ни была региональная история, она для меня очень понятна. И одна из причин, по которой я про сериал всем рассказываю, все идеи, вообще всё говорю — потому что это невозможно никак украсть (смеётся).

Неожиданный аргумент, да.

— Это вообще невозможно. Потому что тот набор идей и информации по этой теме — это же не только название мы придумали какое-то время назад. Истории и всякие штуки давно уже складируются и записываются. Мне кажется, это никто, кроме нас, воспроизвести не может.

Для того, чтобы такую идею реализовать, даже просто начать делать, надо иметь очень сильную уверенность в себе, в существовании подпространства, творческие силы и политическую волю (смеётся).

Меня эта штука только привлекает. Опять же: «Тихий Дон» — это региональная история?

Думаю, там в основе лежит история, которая понятна всем.

— Ну как всем. В «Тихом Доне» вообще герои не на русском языке разговаривают. Они на казачьем разговаривают наречии. Это абсолютно региональная история. Просто сейчас мы в такое время живём, что, да — всё в Москву.

Технически можно снимать всё здесь — а креатива у нас больше, чем в любом русском фильме, который я видел [за последнее время].

Сергей Пименов

Команда большая уже?

— Команда расширяется каждый день. Сейчас у нас есть я, есть Георгий Обухов — оператор, который снимал «Хламщика»: молодой талант, растёт с каждой работой. Зинковский Андрей — наш бессменный огонёк в конце тоннеля, за которым мы все следуем. Вартан Чинчян — чистокровный армянин, дизайнер, он занимается всей визуальной стороной вопроса. У нас, получается, один родовой казак — Максим [Ильинов], и один родовой армянин. Все остальные — ростовчане.

Пока я исполняю роль сценариста и режиссёра, мотор этой всей штуки, но очень ищем режиссёра. Я думаю, скоро всё будет — главное, написать сценарий. А это мы можем.

А что будет в пилоте, уже понятно?

— Трамп запускает ракеты по России. На огромном экране на «Астор-Плазе» Галина Пилипенко — ростовский журналист. С 1988 по 1993 год редактировала и издавала самиздатовский журнал «Ура Бум-Бум!».Работая тележурналистом в ГТРК «Дон-ТР», создала ряд авторских программ, в том числе в соавторстве с режиссёром Кириллом Серебренниковым. Сейчас Галина работает корреспондентом программы «Вести-Дон» на «Дон-ТР». рассказывает о том, что всё, п***ц, летят ракеты. Максим в комиксе уже нарисовал «Астор-Плазу», нарисовал Галю.

Из подпространства появляются казаки и всех спасают. У них главный — Степан, сын атамана. Он влюбляется в Сирануш, дочь богатого армянина.

Так вот у нас в комиксе Сирануш выходит из «Астор-Плазы» с коромыслом, на котором висят пакеты из бутика. Чтоб ты понимал: на экране Галя Пилипенко, люди в панике, казаки из подпространства на конях, сто человек заходит, а армянка Сирануш с коромыслом из «Астор Плазы» идёт. И всё это одна сцена (смеётся).

Максим — он давно сечёт эту образность. Мы начали с того, что это история Григория и Аксиньи. Обсуждаем, и я говорю — ну, вот они должны где-то встретиться на картинках в самом начале, чтобы показать искру какую-то. Максим: ну, пусть она выходит из «Астор-Плазы». Я: ну да. Максим: и пусть она выходит с коромыслом! Я говорю — блин, ну почему армянка выходит с коромыслом? Он: ну как, Аксинья же ходила с коромыслом!

И вот у нас уже армянка с коромыслом — а если из «Астор-Плазы», то и со стразами.

Звучит термоядерно.

— Да. Просто, ты знаешь, народ, который не врубается… Классический комментарий о нашем проекте — «а что они курили»?

Я отвечаю: мы живём в тяжёлое время. Люди утомлены проблемами, новостями. Люди боятся фантазировать. В Москве в метро едешь — все грустные.

У нас ещё как-то на юге, я не знаю, с тёткой можешь поговорить в магазине, с таксистом. Я вот сегодня шёл здесь, на Комсомольском рынке, мимо рядов с помидорами, с яйцами. Настроение хорошее, утро, погода — шёл и свистел какую-то мелодию. Так вот — мне тётка вылезает из магазина и кричит: «Не свисти, б***ь!» (смеётся).

Люди перестали радоваться, фантазировать, и поэтому вещи весёлые, просто ради веселья воспринимаются как…

Не от мира сего.

— Да. Люди сидят и понимают, что им самим никогда бы в жизни ничего подобного в голову не пришло. И сразу говорят: а, эти ребята, значит, наркоманы. Это нормальная ситуация. Просто сейчас негатив постоянный со всех сторон. Ну, такие времена. А мне кажется — нужно добавить безудержного веселья, счастья и радости.


Сергей Пименов — ростовский музыкант, продюсер и медиаменеджер. В конце 1990-х годов получил мировую известность в составе электронной группы ППК, продюсировал нескольких успешных музыкантов, в том числе певиц Свету и Катю Чехову. С 2015 года работает в Ростове, среди прочего занимается местными медиапроектами.

В 2016 году Сергей Пименов и Андрей Зинковский выпустили первую серию фантастического сериала «Хламщик». Премьера второй серии «Хламщика» состоится 5 мая 2017 года на площадке кинотеатра «Большой» в Ростове-на-Дону.

новости

На ростовский кинофестиваль приедет звезда фильма «Горец»

истории

«Это устойчивая модель бизнеса». Владелец крупнейшего в России «Циферблата» — о том, как всё работает

форматы

Ростов или Краснодар? Угадай город по скриншоту