истории

Пост-рокеры 417.3 — о концертах в необычных местах, фестивале «Часовые» и ростовском андеграунде

Группа 417.3 — старожилы ростовской сцены. Их музыка обходится без слов, треки — без осмысленных названий, а концерты выглядят как киносеансы для сосредоточенных на внутреннем мире интровертов. В преддверии фестиваля экспериментальной музыки «Часовые» мы поговорили с музыкантами о ростовской сцене, культуре и экономике регионального андеграунда.

417.3 появились в Ростове-на-Дону в 2006 году. Название группы, как и названия треков, ничего не значат — по словам музыкантов, это просто набор цифр и символов. Первые несколько лет «цифры» играли со струнными — виолончелью, контрабасом, а одно время даже со скрипками, но с 2011 года от этого решения отказались, и в команде остались четыре человека. Сейчас 417.3 — это Сергей, Стас (оба — гитары), Артур (бас) и Ренат (ударные). Также музыканты используют электронные подкладки и концертный видеоряд с медитативными кадрами живой природы.


О публике и концертах

417.3 — редкая нишевая группа, на которую ходят люди, не связанные с конкретной небольшой тусовкой. В Ростове «цифры» собирают залы в несколько сотен человек, когда не менее сильные местные команды часто привлекают лишь несколько десятков «шарящих» поклонников. Мы поговорили о том, почему так выходит, о перспективах роста и о тяге к перемене мест для выступлений.

В Ростове на вас ходит довольно много людей для такой немассовой музыки…

Стас: Думаю, потому что это наш город родной.

Сарафанное радио, хочешь сказать?

Стас: Да. Нас здесь много кто знает, мы давно играем. В Москве такого нет.

Ну ведь не только вы здесь долго живёте и играете, а собираете [залы] больше многих коллег.

Артур: Может быть, ещё потому что сложно назвать другую ростовскую группу, которая играет такую музыку. Одно время в городе было много пост-рок команд, но сейчас я не могу назвать никого, кто бы не распался, не ушёл в кавер-музыку и так далее.

Вы видите свой потолок популярности здесь?

Стас: Вот если будут звать на городские фестивали, это уже не то (смеётся). Я думаю, мы в Ростове достигли потолка популярности.

Артур: Не, ну на «Мотораму» ходит больше людей.

Стас: Те люди, что ходят на «Мотораму», наверняка знают о нас. Но музыка воспринимается по-разному. Под «Мотораму» можно подвигаться как-то, а под нас особо не подвигаешься.

Сергей: Я бы тут не согласился. Много людей встречается, которые понятия не имеют, что у нас за музыка. Особенно часто это те, кто впервые попадают на наш концерт с друзьями и говорят — «блин, а почему я только сейчас об этом узнал!». То есть предела, мне кажется, нет. Я не могу сказать, что, например, какие-то 200 человек в миллионном городе — наш потолок.

Людям в головы нужно просто вкладывать эту музыку?

Сергей: Да не то что вкладывать. Думаю, просто нужно постоянно присутствовать в медиапространстве, что-то делать, хотя бы чаще играть концерты, участвовать в фестах.

Стас: Мы вот играли в Публичной библиотеке. Думаю, это уже довольно неплохой уровень популярности, туда пришло много людей.

Артур: И многие подходили после концерта, говорили: «вау!».

Стас: Но суть не в том, чтобы набрать много людей в Ростове. Нужно набрать больше людей в других городах.

Вообще у вас последние концерты проходили в совершенно неожиданных местах. Вы играли на крыше, в Публичке, я даже помню концерт, когда вы выступали на репточке за стеной в помещении нынешнего бара «Ракета», а картинку оттуда транслировали в соседнюю комнату, где находились зрители. Почему вы постоянно ищете новые площадки?

Сергей: Экспериментируем, чтобы нам самим было интересно. Одно дело — выступить в «Подземке», где играли кучу раз, а другое дело — сыграть на крыше. Это совершенно новый опыт. Да и люди до сих пор вспоминают тот же концерт и спрашивают, почему мы так больше не делаем.

Артур: Мне кажется, эта тактика поиска новых мест — вполне осознанная, а не случайное стечение обстоятельств. «Подземка» это хорошо, домашняя атмосфера, но она не меняется годами. И когда постоянно играешь на одной и той же площадке, замечаешь, что на каждый следующий концерт приходит всё меньше людей.

Планы есть какие-то на этот счёт?

Сергей: Я думаю, подыскиваю какие-то варианты на лето, открытую площадку. Но сейчас тухло всё с организацией. Проще, мне кажется, самим всё организовать, как тот же фест в «Макаронке»: сами придумали, нашли площадку, рекламщиков… Даже кажется странным, что мало находится людей, которые мутят какие-то интересные вещи.

Я помню, вы собирались в тур по Китаю. Как там дела?

Стас: Сорвалось всё. Организатор сказал: запишите новый альбом. Я говорю — чувак, мы только что сделали новый альбом, вот, в 2016 году, его в Китае даже никто особо не расслушал. Он отвечает — нет, нужен новый альбом. Ну это такая политика… А для нас новый альбом — это очень много усилий, затрат, как моральных, так и физических. Это очень долго.

Артур: На самом деле да, там никто не слышал альбом, который вышел меньше года назад, но тем не менее у них условие — «приезжайте с новым материалом». Чем им это не новый материал, я не знаю.

Сергей: Впрочем, сейчас на нас вышли представители уже другого китайского лейбла, так что надежда на тур всё-таки есть.


Об экономике андеграунда

За 11 лет существования 417.3 выпустили 3 полноформатных альбома: «_​(​-​_​-​)​_» (2011), «2» (2012) и «34» (2016). «34» вышел сразу на трёх лейблах, а его цифровую версию можно приобрести на нескольких онлайн-площадках, включая iTunes и Google Music. В своих работах команда выдерживает узнаваемый звук: масштабные гитарные текстуры, электроника с аллюзиями на дрон — а также напор и драйв серьёзной концертной группы. Мы обсудили, сколько стоит записать альбом такой сложности, ждать ли возврата вложений и как вообще функционирует экономика андеграундной команды в провинции.

Как последний альбом зашёл?

Стас: Думаю, получше, чем предыдущие. Его заметили в Европе, выложили на Youtube, и сейчас там уже где-то 45 тысяч прослушиваний.

И какой эффект?

Стас: Может быть, стали чаще о нас говорить в интернете. А в плане концертов ничего не дало вообще.

Сергей: Концертов — может, и нет, но заметно увеличились продажи и дисков, и цифрового альбома.

Артур: С этим альбомом, если не ошибаюсь, мы впервые попали в iTunes, Google Play. И благодаря этому выложили туда же предыдущие. Мы подписались на лейбл, и люди начали что-то скачивать.

Продажи пошли?

Стас: Продажи пошли, да.

Что вы имеете с этого?

Сергей: По крайней мере, мы практически отбили расходы на производство альбома. В этот раз мы заморочились и сводились в Штатах, а записывались своими силами в Ростове.

О каких цифрах речь?

Сергей: 1000 долларов.

Стас: И это причём по-божески. Он [продюсер Джек Ширли, сводивший альбом «34» в США] нам сделал скидку как бедным русским (смеётся).

Артур: Ещё мы записывали барабаны на Одна из старейших частных студий звукозаписи в Ростове-на-Дону., это стоило 700 рублей в час, кажется.

Сергей: Где-то ещё плюс десятка, да.

И в итоге вышли в ноль. Для ростовского андеграунда это успех.

Стас: Ну мы вышли в ноль, считай, только через год после выхода альбома.

А с концертов что-нибудь имеете?

Сергей: Они у нас случаются редко, но когда бывают, что-нибудь перепадает.

Артур: Смотря что за концерт. У нас было уже два мини-тура, и они кое-как со скрипом вышли в ноль.

Стас: То есть сказать, что мы с этого имеем деньги, зарабатываем — ничего такого. В турах мы уходили в минус, в каждом туре нам еле хватало на проезд.

Приличный минус?

Стас: Где-то небольшой, где-то было дохрена.

Сергей: Я думаю, так выходит тупо из-за того, что мы не умеем это делать. По-хорошему, нужно искать адекватных промоутеров и заниматься организацией. А мы, как правило, всё делаем в последний момент и сами.

То есть банального менеджмента не хватает?

Стас: Вот, да!

Артур: В Нижнем Новгороде пришло по билетам, кажется, 16 человек.

А кто делает круто на этой сцене?

Стас: Круто делает Motorama, потому что они разбираются в рекламе. У Влада образование рекламное. Плюс это популярная музыкальная волна, и там буквально небольшой анонс, и уже вспыхивает интерес. У нас, конечно, чтобы вспыхнул интерес, нужно очень и очень много усилий приложить.


О городе, сцене и культуре

Вы играете здесь уже больше 10 лет. Что происходит в ростовском андеграунде и куда всё движется?

Стас: Он просто исчезает. Лично я давно не был на концертах новых групп. Раньше было больше экспериментов в музыке, а сейчас таких групп вообще нет.

Артур: Все пытаются быть в тренде, нарисовать картинку в Инстаграме…

Стас: Может, они и не пытаются быть в тренде, а просто так видят.

Вы следите за молодёжью?

Стас: Я стараюсь следить. Мы играли недавно с молодой группой, на них нормально люди ходят. Ну, пост-панк сейчас особенно популярен.

Артур: И вот эта волна псевдосоветской музыки сейчас тоже в тренде.

Как думаете, почему исчезает сцена, в которой вы выросли? Это общий тренд или что-то местное?

Стас: Скорее общий. Вообще в Питере и Москве есть такие экспериментальные группы: я вот недавно услышал группу Gena, очень понравились. Они питерцы.

Сергей: Но это тоже не массовое явление.

Артур: В столицах вообще, по-моему, движ нескончаемый, и если ты любишь определённую музыку, ты всегда её услышишь вживую.

Сергей: Там может быть больше музыкантов, но не сказать, что больше слушателей. В Москве больше идут на имя и шоу. Наши друзья Mooncake классно придумали — сделали программу под Московский планетарий. На весь купол транслируется фильм, звёзды, планеты, и они играют концерт. Шоу стало очень популярным, на несколько дней подряд выкупают билеты. То есть заметно, прикольно, и это уже не просто музыкальный концерт, а именно шоу.

Но вы тоже делаете шоу. Тот же концерт в Публичке — это по сути кино с живым музыкальным сопровождением.

Сергей: Да, мы всегда, с первых концертов монтируем видеоряд с красивой природой, зверюшками-мишками-барашками. А однажды случился курьез — при монтаже проскочило, и на выступлении на весь экран возник половой акт носорогов (смеётся).

Стас: У нас нет вокала, зажигать толпу особо некому. У нас более камерно всё. Но нужно, чтобы человек на что-то обращал внимание, поэтому мы подумали — можно видео сделать, и пусть он на него смотрит.

Артур: Видео с природой вписывается в общую концепцию бессловесности.

Стас: Либо, если без видео, то дыма напустить, со светом поиграть. Это тоже интересно.

417.3

Что из ростовского слушаете? Только честно, не чтобы корешей поддержать.

Артур: Группу Aerofall (смеётся и обращается к сидящему рядом гитаристу Aerofall). Вова, дай вискаря!

Сергей: Мы, как правило, со всеми дружим, кто нравится.

Стас: Вообще мне Retina нравятся, хоть они уже и не очень активны. Нравились I’m So Maniac, Bosnia некоторые треки. Motorama, группа «Утро».

Сергей: «Самолёты Танки Корабли», я их альбом заслушал до дыр.

Артур: А я несколько лет ничего ростовского не слушал.

А если взять шире — как вам культурная жизнь в Ростове?

Артур: Если взять шире, то я еду на велосипеде через перекрёсток Ворошиловский-Садовая, а там на меня из «Приоры» орут — «куда ты прёшься!». Вот примерно такая культурная жизнь.

Стас: А вообще она очень крутая.

Артур: Очень колоритная. Нельзя сказать, плохая или хорошая, но Ростов всегда выделяется. У нас традиционно много рэпа. Казачий колорит — «Шермиции», мы туда ездим, вот в этом году тоже были.

Сергей: Людей в культурной тусовке стало меньше, но остались только самые шарящие.


О фестивале «Часовые»

Фестиваль «Часовые» пройдёт в субботу, 17 июня, на площадке ростовского арт-центра «Макаронка». В программе заявлены 8 живых команд, 6 исполнителей экспериментальной электроники, а также трансляция фильмов и выставка современного искусства. 417.3 — одни из организаторов фестиваля; название связано с Часовым заводом, где репетируют почти все заявленные в программе группы.

Расскажите про фестиваль в «Макаронке». Как он задумывался, как всё идёт, чего ждать?

Стас: Изначально мы хотели сделать опен-эйр с группами, которые репетируют на нашей репточке на Часовом заводе. По сути, вся живая программа фестиваля, кроме «Мёртвого Аксая» — наши команды. Но мы искали площадки и вообще ничего не нашли: какие-то базы отдыха на Зелёном острове, где только шашлыки жарить, просят по 200 тысяч за вечер. Я поехал на «Макаронку» по делам, и там мне предложили — давай сделаем какой-нибудь концерт. Я им рассказал про идею сделать опен-эйр, а мне в ответ — мол, у нас в июне закончится сезон, и вся «Макаронка» свободна. Я говорю — ну давайте мы всю и заберём.

Организаторы — вы и «Макаронка»?

Стас: Да. «Макаронка» придала форму всей этой идее, за что им огромное спасибо. Они очень открыты всему новому. Мы смогли вместить в три зала и живые группы, и электронщиков, которые в основном в Creative Space играют, а в третьем зале можно будет абстрагироваться от музыки и просто тусить. Возможно, фестиваль будет ежегодным: можно же каждый год всё круче и круче делать.

Вы собрали там почти всю экспериментальную сцену города, верно?

Стас: Да. Все участники играют разную, но экспериментальную музыку.

Артур: Вроде бы все команды разноплановые, но общая атмосфера андеграунда накрывает всё это и задаёт какой-то вектор.

Стас: Сейчас много разных вечеринок — техно, танцевальные, и живая музыка уходит куда-то в тень, исчезает. Мы попытаемся вытянуть её на свет из темноты.

Сергей: Мы же давно играем. Поколение, которое росло с нами, частично отвалилось — и выросло новое, которое не ходит на живые концерты. Для них поход в клуб — это подвигаться под диджеев. Андеграунд как-то совсем сильно ушёл в андеграунд, а живая музыка ассоциируется с каким-нибудь фестивалем «Клинское». Мне кажется, мы вполне в силах двигать представления об этом вперёд.

Стас: На этом фесте будет музыка такая… необычная. Это не рок-фестиваль, не какая-то рок-тусовка в «Подземке», здесь можно будет глубоко уйти в себя. Ты сможешь послушать одну команду, потом пойти под электронщиков залипнуть. Можно даже полностью самому тусить — а можно прийти к друзьям или с друзьями. Суть в том, чтобы ты обратил внимание на эту музыку, увидел, что есть и такое помимо того, что происходит в городе — и этим занимаются многие.


Фестиваль «Часовые» состоится 17 июня 2017 года, в 17:00, в арт-центре «Макаронка» (18 линия, 8). Участники: «ОТЕЦ», Pulsar Las Teclas, «Мёртвый Аксай», DR.DOOM, Bosnia, Tarpan, «НАУЧНЫЙ СОТРУДНИК», 417.3, Zolfo, Papa Srapa, «Поезда Под Пристальным Наблюдением», «Грязь», ЛУПЗ, Александр Селиванов. Вход — 500 рублей.

город

Как купить билеты на матчи ЧМ-2018 в России. Разбираемся вместе

истории

«Искусство тоже выбирает, кому понравиться». Интервью с главным дирижёром Ростовского симфонического оркестра

истории

Как строили новый ростовский аэропорт. Фотохроника